logo

Форс-мажор наследственной стратегии

photo_2020-05-18_02-00-43.jpgЭксперт в области налогового сопровождения владельцев капиталов и управления благосостоянием Андрей Шпак рассказал Realist Media в экспертной колонке, зачем стоит продумать защиту активов от мошенников и недобросовестных партнеров, а также назвал восемь аргументов против разработки наследственной стратегии.

За последние десять лет мне пришлось глубоко погрузиться в тему бизнес-преемственности и разработки наследственной стратегии: как в рамках Центра управления благосостоянием и филантропии бизнес-школы СКОЛКОВО, так и в качестве консультанта Very High Net Worth Individuals (по классификации Wealth-X – люди с состоянием свыше $5 млн).

С одной стороны, интерес к теме растёт.  Частично потому, что средний возраст владельцев капитала увеличивается – например, средний возраст фигурантов списка Forbes уже 55 лет; а частично – из-за того, что появился большой пласт профильных специалистов (прежде всего юристов), которые активно пропагандируют необходимость уделять внимание теме «наследственного планирования» и вещающие о том, как, если вовремя не оформить завещание или брачный договор, буквально «разверзнутся хляби небесные».

С другой стороны, невзирая на то, что на эту тему много кто что говорит, тем не менее, по факту, мало кто что делает.

photo_2020-05-18_02-00-19.jpg

Сталкиваясь с такой ситуацией, типичная реакция многих узких специалистов – это, наверное, от того, что владельцы капитала недостаточно просвещённые, или до конца не поняли или не расслышали про все риски и потенциальные выгоды.  И надо, наверное, просто поподробнее и побольше им об этом рассказывать или погромче кричать; может, тогда они всё услышат и «поймут» всю великую ценность в «наследственной стратегии» и наследственных инструментах.

Я же всегда исхожу из того что если умные и образованные люди (а мой опыт общения с представителями этого сегмента показывает, что, в большинстве своём, это крайне умные и нередко с несколькими высшими образованиями люди) чего-то не делают, то дело не в их «непросвещенности», а в том, что по каким-то причинам им недостаточно мотивирующих факторов для этого и/или существуют какие-то объективные барьеры.  

Тема наследства не является исключением.  Я могу назвать как минимум восемь аргументов против того, чтобы владелец капитала тратил время на продумывание наследственной стратегии.

1️ Отсутствие личной заинтересованности

Бенефициаром любой наследственной стратегии, по очевидным причинам, является не владелец капитала, а другие люди – дети, родственники.  В результате у многих владельцев капитала отношение к этой проблеме соответствующее: “ну, окей, я отложу какой-то небольшой капитал детям и жене на случай форс-мажора, а в отношении остального – я это сам заработал, зачем я буду тратить свои время и усилия на то, что будет «после меня»?  Если что случится, то сами разберутся; зачем мне сейчас тратить на это нервы и ресурсы и усложнять себе жизнь?”.

2️ Недостаток значимых активов, которые можно передать 

Один из критериев, который я встречал у многих бизнесменов при рассуждении на эту тему, что полноценно вопросами бизнес-преемственности стоит заниматься, если размер наследства таков, что при его получении наследник сможет всю жизнь не работать, ведя при этом комфортный по западным меркам уровень жизни.  

С точки зрения финансовой математики это предполагает наследство свыше $10-20 млн.  Учитывая, что капитализму в нашей стране чуть больше четверти века, такого рода активы смогли аккумулировать доли процента от населения страны.  А если активов меньше, то «игра не стоит свеч».

3️ Отсутствие традиции

По опыту, в части принципов построения взаимоотношений со своими подросшими детьми у всех у нас в мозгу сидит один и тот же, по сути, советского происхождения формат взаимоотношений: родители считают, что их обязательства по отношению к детям ограничиваются тем, чтобы дать своим детям, в лучшем случае, квартиру, машину и помочь получить качественное образование; а дальше, ты сам по себе.

photo_2020-05-18_02-00-37.jpg

Россия в этом смысле уникальная страна, потому что, по большому счету, мы – единственная страна в мире (ну, может быть за исключением несколько соседних стран), где не было передачи крупных состояний последние сто лет, и, соответственно, исчезли все связанные с этим традиции, а новые ещё не успели сформироваться.  

При этом в других пост-социалистических и полу-социалистических странах ситуация иная.  В той же Восточной Европе перерыв был около сорока лет (и, к тому же, они прошли через реституцию частной собственности).  В Китае период «жесткого» коммунизма продлился 30 лет, да и к тому же остались традиции у зарубежной китайской диаспоры. А западному опыту и наработкам мы зачастую не верим – ведь у нас «собственная стать».

4️ Отсутствие налогов

Другой важный фактор – в России нет налогов на наследство: ни подоходного налога, ни специального налога на передачу наследства.  В США есть estate tax в размере 40%, который начинает срабатывать при активах уже в $60 тыс., что заставляет людей специально заморачиваться структурированием даже относительно небольших активов, чтобы не попасть под налоговую раздачу. 

photo_2020-05-18_02-00-40.jpg

Вспоминая советские традиции, основной estate planning стратегией в то время была прописка более молодого близкого родственника в квартиру пожилого родственника, чтобы она не отошла государству; естественно, такого рода стратегия уже мало применима.

5️ Суеверия 

Важный момент – многие россияне крайне суеверны. Люди не любят обсуждать потенциальные риски смерти или какие-то потенциальные несчастья, подсознательно считая, что это как-то может «привлечь» или увеличить вероятность того, что такого рода несчастья могут случиться. 

6️ Имущественные вопросы обсуждать сложно

Даже если вы не суеверны, имущественные вопросы всегда обсуждать сложно, так как мы обсуждаем не деньги сами по себе, а те ценности, убеждения и страхи, которые эти деньги олицетворяют.  

В России этот общий тезис осложняется двумя факторами. Во-первых, тем же отсутствием традиций – долгое время вся страна была финансово бедной и, собственно, толком нечего было обсуждать. Во-вторых, Россия относится к культуре так называемого «высокого контекста», то есть любой термин, который вы обсуждаете, является многослойным (за ним много контекста), который собеседники учитывают при разговоре.  В этом отличие от стран «низкого контекста» (к которым, например, относится США), где толкование слов гораздо более буквальное и прямолинейное.

7️ Юридическая сложность и многовариативность

Выработка любой наследственной стратегии требует принятия решения по большому числу вопросов, которые могут быть решены разными инструментами, да к тому же рискуют повлиять на отношения с близкими людьми.  Упомянутая выше коммуникационная стратегия многих профильных юристов, в своём стремлении продемонстрировать свою экспертизу вываливающих на потенциальных клиентов ворох, как им кажется, «важных» юридических нюансов, как правило приводит в возникновению у этих клиентов синдрома Скарлетт О’Хара: «Я подумаю об этом завтра». 

8️ Преимущества формального владельца активов

Не секрет, что исторически у нас в основном “зарабатывающими” людьми являются мужчины (что подтверждается многими исследованиями рассматриваемой аудитории).  

Концентрация всей информации об активах в одних руках (мужа), даёт ему значимые преимущества в случае возникновения семейных разногласий.  Бракоразводные адвокаты могут рассказать множественные «ужастики» о жёнах, остающихся в какой-то момент без средств к существованию.

photo_2020-05-18_02-00-46.jpg

То есть, с точки зрения владельца капитала есть огромное число факторов, которые совершенно не стимулируют его тратить время на разработку «наследственной» стратегии.

Какой же выход?  Выход в том, чтобы признать, что разработка наследственной стратегии не может являться самоцелью и никому, по сути, не нужна. Нужно другое: стратегия и тактика того, как обеспечить поддержку семьи в случае форс-мажора и защитить активы от мошенников и недобросовестных претендентов.  

Вряд ли кого-то будет греть мысль, что всё то, что он заработал непосильным трудом в результате отойдёт иностранному банкиру или вовремя подсуетившимся «партнёрам по бизнесу».  И наследственные инструменты при решении такой задачи – всего лишь небольшой элемент мозаики, включающей в себя не только юридические, но и финансовые вопросы, например, инвестиционный план, стратегию и нюансы внутрисемейных отношений.


  • Facebook
Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia