logo

Стратегия преемственности: как привить детям интерес к семейному бизнесу

mikito-tateisi-333584-unsplash.jpgФото: Mikito Tateisi/Unsplash Pexels


За относительно небольшой срок своего существования российский бизнес еще не успел сформировать образцовую практику в вопросах преемственности. Пока владельцы семейных компаний используют разную стратегию: от полного игнорирования этого вопроса до системной работы с привлечением профессионалов. Универсальных рецептов о том, как сделать из ребенка не просто наследника капиталов, но еще и преемника дела своей жизни, конечно, не существует. Realist собрал несколько историй из личного опыта отдельных бизнесменов, а также мнения экспертов.

Преемственность как преимущество

Семейные предприятия более устойчивы по сравнению с другими компаниями. Такой вывод содержится в недавно опубликованном исследовании Ward Howell Talent Equity Institute и бизнес-школы INSEAD о том, как российские предприниматели передают управление своим детям. По оценке авторов, такие факторы, как долговременная ориентация, семейные ценности и поддержка внутри семьи, обеспечивают компаниям дополнительный двадцатипроцентный запас прочности.

Впрочем, среди российских предпринимателей немало тех, кто не верит в перспективность семейного бизнеса. Другие – психологически не готовы даже представлять собственную компанию в отрыве от себя или вовсе воспринимают своих детей как конкурентов. Велика доля и тех, кто боится просто поднимать для себя подобные вопросы, поскольку ответ на них не очевиден.

По результатам опроса Ward Howell Talent Equity Institute, из 42 исследуемых компаний только в семи управление было передано следующему поколению. И причины этого не только в пассивной позиции владельцев бизнеса.

Ситуация, когда родитель хочет сделать свое чадо преемником бизнеса, но тот категорически отказывается от этой роли, не редкость. К моменту совершеннолетия у ребенка уже часто сформирован свой круг интересов. Идея продолжить дело отца может вызвать отторжение хотя бы потому, что предполагает освоение совершенно новой области знаний.

Третий не лишний

Нередко истинной причиной нежелания ребенка продолжать дело родителя становятся напряженные отношения внутри семьи. Работа требует от предпринимателя полной самоотдачи, из-за чего сохранить близкие и доверительные отношения с собственным ребенком крайне сложно. Еще сложнее заинтересовать его семейным бизнесом.  

Что делать родителям в этой ситуации? Ни в коем случае не использовать «силовые» методы. Заместитель генерального директора по управлению персоналом ГК «Сибпроект» и практикующий эксперт в области профессиональной ориентации и индивидуального развития детей и взрослых Антон Васильев рекомендует начинать с того, чтобы тактично и бережно вводить предполагаемого преемника в свой круг, не отрицая его текущих желаний.

«Нежелание ребенка следовать по стопам отца может быть просто протестом,  – объясняет эксперт. – Если познакомить его с другими взрослыми (ролевыми моделями), то именно они могут стать для него примером для подражания».

Эксперт обращает внимание, что вовлечению ребенка в семейный бизнес должен предшествовать процесс налаживания отношений с родителями. Здесь эффективным шагом будет работа с наставником  – «внешним» человеком, которому доверяет глава семьи. «Наставник вводит ребенка в круг умных, интересных людей, которые к тому же хорошо к нему относятся, – объясняет эксперт. – В процессе общения с такими людьми будущий преемник пополняет свой интеллектуальный багаж, получает инсайды и, важнее всего, что у него формируется правильная ролевая модель».

Офисное детство

Многие эксперты сходятся в том, что начинать процесс воспитания преемника нужно как можно раньше. Приводить ребенка в офис родителей можно уже с пяти-шести лет, рекомендует Виктор Вяткин, генеральный директор компании «3В Консалтинг», которая является соучредителем Ассоциации специалистов по оформлению наследства. С возрастом ребенка можно увеличивать и глубину его погружения.

В старшей школе или институте подростка можно отправить на стажировку в семейную или даже стороннюю компанию, чтобы постичь азы нужных специальностей. Вяткин вспоминает, как это было организовано в одном из крупных региональных банков, в правлении которого он работал. Клиентам программы private banking не отказывали в просьбах на лето принять детей на стажировку в инвестиционное подразделение, чтобы они получили представление о том, как устроен мир финансов и как управляются капиталы их родителей.

По словам эксперта, в детстве он сам и его двоюродный брат проводили много времени в офисе семейного предприятия. «Понятно, что в школьном возрасте мы не усвоили каких-то профессиональных секретов, но навыки эффективной коммуникации и делового этикета определенно получили», –  рассказал Realist Виктор Вяткин.

Этой же дорогой он планирует вести и своих детей.

«Старшему сыну сейчас пять с половиной лет. Иногда я беру его с собой на работу. Кроме того, он регулярно посещает офис компании, которую организовал его дед (отец супруги) – у них семейный бизнес по строительству спортивных площадок и быстровозводимых сооружений. Сын смотрит, как идет работа, вникает, общается. И если его спросить, чем занимается компания «Спортсооружения», то он с воодушевлением расскажет про построенные ей сотни объектов, на которых летом тысячи детей занимаются теннисом, футболом и баскетболом, а зимой играют в хоккей. Так прививается интерес», – делится своей историей Виктор Вяткин.

Практику знакомства детей с делом семьи поддерживает и сооснователь компании Splat Евгений Демин. «Пока мы делаем все, чтобы дети смогли больше узнать, чем компания занимается. Они приходят в офис, работают в лаборатории, делают себе зубную пасту, помогают на каких-то мероприятиях, на праздниках, ездят на производство. Они знают, чем живет компания. А дальше – они должны будут сделать свой выбор», – рассказал Евгений в интервью Realist.

Введение в курс дела и обсуждение с ребенком разных идей помогает развить необходимые бизнес-навыки, уверена Екатерина Дорожкина – венчурный инвестор, сооснователь группы Starta Ventures и CEO Starta Accelerator New York. В своей колонке для Forbes она поясняет это на личном примере. «Я рассказала своей дочери о венчурном бизнесе как о поддержке изобретателей, когда ей было четыре года, и она предположила, что наши подопечные смогут преобразить ее игрушечную волшебную палочку в работающий прототип. Как видите, начинать никогда не рано и любые сложные темы раскладываются на понятные составляющие».

Набраться опыта

Некоторые владельцы частью преемственной стратегии делают опыт работы своих детей «на стороне». Например, основатель компании «Росинтер» Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко не раз публично озвучивал свою позицию: «Я могу оставить ребенку капитал, а право на управление компанией он должен заслужить». И это не пустые слова: сын Ростислава Константин сейчас руководит одним из подразделений компании, но начинал работать на складе. Кроме того, за его плечами восемь лет успешной работы вне семейного бизнеса.

Виктор Вяткин отмечает, что иногда в семейном бизнесе сложно работать, не имея самостоятельного профессионального опыта. Для комфортного осознания себя в роли преемника будущему владельцу компании необходимо завоевать авторитет не только в глазах отца или матери, чтобы тот воспринимал его как партнера, но и среди работников компании. «Добиться этого, когда ты вырос на виду у этих людей, бывает сложнее, чем проделать этот путь на стороне и присоединиться к семейному бизнесу с хорошим трек-рекордом», – объясняет эксперт.

Предоставить право выбора

Знакомство ребенка с миром бизнеса должно быть ненавязчивым, нужно предоставлять ему возможность выбирать свой путь самому, пробовать и ошибаться – только так можно научиться нести ответственность за свои поступки. Этой точки зрения придерживаются многие предприниматели. Например, такой подход применяется в семье Игоря Рыбакова, сооснователя компании «Технониколь». Его супруга Екатерина Рыбакова ранее рассказывала, как это на практике реализуется в их семье. Например, когда сын после третьего класса категорически отказался ходить в школу, они с супругом прислушались к его мнению – перевели его на домашнее обучение. Предоставление возможности делать выбор самому не прошло даром: через год ребенок сам захотел пойти в школу.

Екатерина Рыбакова разграничивает процессы наследования и преемственности. «Быть наследником – значит получить что-то в собственность. Преемственность – это совсем другое. Дети видят, чем живут и занимаются взрослые. Абсолютно естественным путем погружаясь в семейное дело, они постепенно впитывают его и получают возможность прислушаться к себе и понять, интересно им это или нет». По ее словам, вместе с Игорем Рыбаковым они уже решили для себя, что не будут оставлять весь свой капитал следующему поколению, «чтобы не обременять их ответственностью». Супруги Рабаковы не готовят преемников целенаправленно и не навязывают детям свои ценности. «Они, конечно, наблюдают за тем, как отец ведет свой бизнес, за нашей совместной филантропической общественной деятельностью, – говорит Екатерина Рыбакова. – Возможно, на каком-то этапе они придут к этому сами».




  • Facebook
Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia