logo

Отдать и не потерять: как правильно передать бизнес по наследству

2759080785.jpg
ФОТО: fotocdn.net


Передача бизнеса детям по наследству может стать одним из самых болезненных моментов в жизни компании и ее владельца. Традиции и правила на относительно молодом российском рынке пока не сформированы. Удачных примеров совсем немного. Часть владельцев не готовы расставаться с управлением, поскольку не хотят заниматься чем-то другим, а некоторые даже видят в собственных наследниках подрастающих конкурентов. Какие есть варианты для передачи бизнеса по наследству – в материале Realist.

Передать бизнес сыну

Удачных примеров, когда бизнес-империи переходят по наследству, становясь при этом только сильнее, в России совсем немного. Еще реже владельцы, находясь в силе и добром здравии, добровольно отдают свой бизнес детям в управление. Собственник «Северстали» Алексей Мордашов, пожалуй, первым из десятки Forbes богатейших людей РФ решился передать серьезную часть своего бизнеса наследникам. Как сообщила в середине февраля газета «Ведомости», Мордашов передаст своим сыновьям 65-процентную долю в золотодобывающей компании Nordgold стоимостью $850–900 млн.

19-летний Кирилл и 18-летний Никита Мордашовы будут владеть компанией через «КН-холдинг», в котором у них по 50% акций. Сам Алексей Мордашов рассказал журналистам, что основная цель такой передачи капитала – ввести сыновей «в курс дел», а также передать им «знания и опыт в сфере управления бизнесом». Получение части акций Nordgold поможет младшим Мордашовым «лучше погрузиться в бизнес и почувствовать ответственность за его развитие».

Действительно, переход компании к наследникам, глубоко вовлеченным в бизнес родителя, может быть относительно гладким. К примеру, так произошло с российским IT-гигантом «Ланит» (выручка по итогам 2017 года — 137,1 млрд рублей). Основатель компании и ее бессменный президент Георгий Генс скоропостижно скончался в апреле 2018 года во время отпуска на Камчатке. В мае «Ланит» возглавил сын Генса Филипп, а в декабре портал Cnews сообщил, что наследник стал единственным владельцем «Ланит-холдинга», являющейся управляющей компанией всей группы «Ланит», а также дистрибутора «Дихаус». До этого Филиппу Генсу принадлежало 19% «Ланит-холдинга», доли своей в «Дихаус» у него не было.

Историю с наследованием «Ланита» Forbes назвал первым в России случаем за последние 15 лет, когда  владелец бизнеса из списка крупнейших компаний журнала успел при жизни подготовить наследника и передать дела. До трагических событий 2018 года Филипп Генс проработал в компании своего отца 10 лет на позиции исполнительного вице-президента и участвовал в стратегическом развитии бизнеса. Он занимался сопровождением и развитием отношений с зарубежными партнерами и крупными клиентами группы, осуществлял сопровождение сделок по слияниям и поглощениям. Буквально за неделю до собственной смерти Георгий Генс признался в интервью журналистам, что «рад и счастлив», поскольку Филипп «самостоятельно ведет некоторые куски бизнеса», «хочет продолжать и готов возглавить «Ланит».

Не возрасти себе конкурента

Лишь немногие владельцы бизнеса задумываются над вопросом: передавать ли свой бизнес ребенку как наследнику или нет. А если передавать, что для этого стоит сделать, поделился своим мнением с Realist заместитель генерального директора по управлению персоналом ГК «Сибпроект» Антон Васильев. Темой подготовки преемников и создания личных советов директоров он занимается уже более 12 лет, работает в качестве ментора с собственниками и их детьми, помогая разобраться в тонкостях этой непростой темы.

Антон Васильев, независимый эксперт:

В современной России отсутствует достаточное количество примеров передачи бизнеса. Если они есть, то не публичные. Отсутствует доступная и качественная инфраструктура, методики подготовки преемников. Владельцы просто не знают, где их взять.

Кроме того, часто в этом нет актуальной необходимости, так как большинство собственников находятся еще в довольно энергичном состоянии и управляют своим бизнесом либо самостоятельно, либо с помощью профессиональных наемников. Они предпочитают отодвигать саму мысль о передаче бизнеса в сектор «не срочно» или «пока не актуально». В моей практике был такой случай, когда один из владельцев сначала попросил меня разработать программу по подготовке его трех сыновей в качестве преемников и позаниматься с ними. Через некоторое время он сообщил, что решил остановить этот проект, поскольку будет лично операционно управлять компанией до своей смерти, так как других активных смыслов в своей жизни он не видит, а что будет с компанией после ухода, его не сильно интересует. Он сказал, что не хочет «своими руками» готовить себе конкурентов, которые только и будут думать, как его сместить. Потом еще подумал и сказал, что даст распоряжение своему помощнику, кто из сыновей будет преемником перед самой своей смертью. После этого я его спросил: «Вы действительно думаете, что сможете спланировать момент своей кончины и вам удастся своевременно это сделать?». Его это разозлило, он сказал, что не хочет об этом сейчас думать, и мы больше не возвращались к этой теме.

Когда семья не готова

Совсем иначе, чем в примере про «Ланит», сложилась судьба наследников основателя и совладельца одного из старейших российских банков «Возрождение» - Дмитрия Орлова. Он скончался в декабре 2014 года. Через три года его сын Николай продал принадлежавший ему пакет акций банка. Как утверждает в своей авторской колонке партнер UFG Wealth Management Дмитрий Кленов, патриарх российского банковского дела Дмитрий Орлов хорошо знал об отсутствии у своих наследников интереса к бизнесу. И даже вел переговоры о продаже своей доли, но не успел. После смерти банкира, пока семья вступала в права наследования, его акции были переданы управляющему по договору доверительного управления, утверждает Кленов.

История семейного бизнеса стоит и за относительно недавним приобретением «Магнита» одной из крупнейших российских фармацевтических компаний «СИА Групп». Она была основана предпринимателем Игорем Рудинским. Члены семьи Рудинского при его жизни были далеки от управления компанией, однако в 2014 году у них не было другого выбора, как принять на себя управление бизнесом. Основатель компании скончался после продолжительной болезни. Его дело продолжили вдова и дочь.

После смерти Рудинского его семья обратилась к президенту А1 (инвестподразделение «Альфа-групп») Александру Винокурову с просьбой помочь реструктурировать бизнес компании, писали «Ведомости». Основной причиной сделки по продаже Винокурову доли в «СИА Групп», как сообщали в СМИ, было желание помочь семье вывести компанию из кризиса и вернуть ей лидирующие позиции. Позиции на рынке фармкомпании, действительно, улучшились, и в ноябре 2018 года федеральный ритейлер «Магнит» приобрел ее для диверсификации собственного бизнеса.

Под крылом совета директоров

Один из классических механизмов сохранения бизнеса после ухода собственника – создание в компании совета директоров, причем, желательно заранее до этого эпохального момента. Управленческие функции перестанут быть сконцентрированы в одних руках, что позволит сохранить управление бизнесом на тот период, пока наследники не вступят в свои права, рассказал Realist Андрей Шпак, руководитель направления исследований и консалтинга Центра управления благосостоянием и филантропии Бизнес-школы СКОЛКОВО.

Андрей Шпак, Бизнес-школа СКОЛКОВО:

Одна из ключевых проблем в частных непубличных компаниях – долгосрочная устойчивость бизнеса. Во многих таких компаниях бизнес-процессы чрезмерно завязаны на основателя. При его неожиданном уходе бизнес рискует просто развалиться экономически или в отсутствии должного контроля растерять ключевые активы вне зависимости от степени урегулированности вопросов владения компанией с юридической точки зрения. Мировой опыт показывает, что грамотно организованный и работающий совет директоров – эффективный инструмент систематизации управленческих процессов, снижения зависимости от одного человека, и контроля за топ-менеджментом.

Как предупреждают эксперты, создание номинального, а не реального совета директоров не решит проблему «переходного периода». Если совет работает только под чутким руководством собственника, а не сам по себе как инструмент управления, после выхода из игры владельца такая система обязательно даст сбой.

Завещание без гарантий

Как предупреждают юристы, даже если в завещании будет указан ограниченный круг наследников, совершенно не обязательно, что они получат все именно в том виде, в котором это обозначено на бумаге.  Согласно законодательству, из наследства несовершеннолетним детям, а также нетрудоспособным супругам или родителям, выделяется обязательная доля. Даже если они не упомянуты в завещании.

Накладывают свой отпечаток и российские реалии ведения бизнеса. Многие предприниматели, к примеру, оформляют недвижимость не на себя лично, а на ООО, выстраивая подчас цепочки из нескольких юрлиц. Это делается для того, чтобы воспользоваться упрощенной системой налогообложения. Передать же такую собственность по наследству не так-то просто.

После смерти владельца и открытия наследства все активы, согласно предусмотренной законом процедуре, замораживаются на полгода. Если же единственным лицом, принимающем решение в компании, был непосредственно сам владелец, в силу  его отсутствия бизнесу грозит коллапс. После полугодового «заморозки» наследники могут получить компанию, находящуюся уже в процедуре банкротства. Едва ли именно этого хотел ее основатель, когда придумывал изящные схемы и выстраивал длинные цепочки.


Обезопасить наследников от подобного развития ситуации можно заранее, обозначив душеприказчика непосредственно в самом завещании. Он сможет управлять бизнесом в интересах собственника в период полугодовой «заморозки», но не будет наделен правом продать компанию или каким-либо иным способом вывести активы. Нивелировать издержки для бизнеса от шестимесячного периода наследования поможет, в том числе и работающий совет директоров, который не позволит оставить компанию без руководства.

Экспертный совет

Готовиться к передаче бизнеса наследнику или наемным менеджерам можно не только с помощью создания совета директоров, но и внедрением в компанию так называемого экспертного совета, рекомендует Антон Васильев. Такой совет должен состоять из успешных практиков-профессионалов в различных функциональных сферах.

Антон Васильев, независимый эксперт:

Они оценивают бизнес с позиции своего опыта, делают план перспективного развития, формируют команду руководителей и обучают их в менторском, наставническом и коучинговом стилях. Это трансформирует мышление, знания и навыки руководителей, делает их и компанию качественнее и успешнее. Самое важное в работе членов такого совета – прожить вместе с курируемым руководителем эволюцию от базового состояния в более осознанное, сильное и успешное. Такие экспертные советы должны выполнять роль качественного круга общения и личного совета директоров, в том числе и для преемников, постепенно проживая с ним путь к роли владельца. Помимо задачи трансформации нового руководства компании, такой совет обеспечивает гораздо более безопасный процесс передачи бизнеса от владельца преемнику, фактически страхуя его на всех этапах интеграции в бизнес и новую для него роль.

Кроме того, экспертный совет может стать переходной формой на пути к созданию совета директоров или дополнением к нему.







  • Facebook
Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia