logo

Олег Дереза: «Сейчас работа бизнес-омбудсмена напоминает психологический сеанс»

photo_2020-05-06_23-49-46.jpgГенеральный директор «СевКавЭлектроРемонт», бизнес-омбудсмен Ростовской области Олег Дереза рассказал в интервью Realist Media, какие отрасли не переживут кризис, какие меры поддержки от государства необходимы бизнесу, почему важно стимулировать покупательский спрос, а также почему в последние пару месяцев работа омбудсмена напоминает работу психоаналитика.

Олег Владимирович, вы являетесь генеральным директором предприятия «СевКавЭлектроРемонт», расскажите, как начинался ваш путь в компании?

Нашему предприятию более 70-ти лет. После окончания энергетического факультета Ростовского вуза, в 1992 году я пришёл на предприятие на должность мастера цеха. Именно на практике я начал получать те навыки, которые заложили основу моей карьеры. Я прошёл практически все ступени на предприятии: мастер, начальник цеха, начальник отдела, заместитель директора, и постепенно вырос до генерального директора. 

Мой отец возглавлял предприятие. На мой взгляд, неправильно, когда наследник сразу же пересаживается в кресло директора. Есть шанс, что так ничего не получится, ведь нужно получить опыт, узнать, как устроены все рабочие процессы изнутри. Наследник должен профессионально дорасти до компетенций директора. 

Человеку свойственно с возрастом становиться более консервативным, и вряд ли от руководителя, который возглавляет компанию много лет, можно ожидать какого-то значительного скачка показателей. К слову, Исаак Ньютон изобрел все свои законы до 40 лет, а когда он возглавил Академию наук в Англии, то вошел в историю, как «душитель» молодых ученых. Он давил своим авторитетом молодых специалистов. 

Я руковожу компанией с 2005 года и считаю, что дал предприятию все, что могу дать. Я смог провести компанию через кризисы 2008 и 2014 годов и уверен, что текущий кризис мы переживем. Однако, если говорить о значительном росте показателей в два, пять или десять раз, я понимаю, что неплохо найти менеджера, который сможет «рулить» компанией лучше, чем я, ведь нужно трезво оценивать ситуацию.

Расскажите, как текущая экономическая и эпидемиологическая ситуация повлияла на работу предприятия? 

Мы выполняли работы для региональных российских электростанции, а также для структур Росатома, которые работают непрерывно, поэтому мы не останавливаем процессы. 

photo_2020-05-06_23-53-18.jpg

Практически всех сотрудников, не задействованных в технологических и  производственных работах, мы перевели на удаленку. Мы не подвергаем сотрудников лишнему риску, стараемся, чтобы те специалисты, которые не могут работать из дома, не пользовались общественным транспортом. Например, по пути на работу я делаю небольшой крюк и забираю нескольких сотрудников. 

Как поменялись рабочие процессы и скорость принятия решений в связи с тем, что часть сотрудников все-таки перешли на удаленную работу? 

Например, финансовым службам мы разрешили перевести рабочие компьютеры домой. Два года назад мы ввели единый рабочий канал коммуникации всех сотрудников. Система позволяет в онлайн режиме вести совещания, загружать графики, можно ставить сотрудникам задачи и контролировать их исполнение. Поэтому коммуникация у нас была налажена, я думаю, так в большинстве крупных компаний. На удаленке невозможно продолжать производственный процесс, однако, составление графиков ремонтных работ, смет, бухгалтерской отчетности можно выполнять из дома. 

Что пришлось изменить в стратегии?

Сейчас мы работаем по тем заказам, которые заключены нами до пандемии. Мы продолжаем получать заявки и заключать контракты с крупными металлургическими заводами, с энергокомпаниями, но я понимаю, что платежеспособный спрос будет снижаться. Все говорят о помощи бизнесу, на самом деле нужно задумываться о поддержании платежеспособного спроса. Мы вынуждены вводить ограничения при заключении новых договоров, более тщательно изучать контрагентов. Не хочется вложить оборотные средства, а потом не получить денежных средств от заказчика. К тому же и судебное производство,  и коммуникация между регионами затруднены. 

photo_2020-05-06_23-53-21.jpg

Поэтому если говорить о стратегии, понятно, что при снижении платежеспособного спроса, увеличится конкуренция между предприятиями за платежеспособных клиентов. Сейчас необходимо поддержать уровень спроса на товары, которые выпускает компания.

Как вы можете спрогнозировать последствия для вашей отрасли в долгосрочной перспективе?

Я считаю, что энергетика - это такая отрасль, которая будет нужна всегда, сейчас она ничем другим не заменима. Мы занимаемся обслуживанием и изготовлением запасных деталей для российских производственных предприятий, 70 % из которых уже 40 лет, хотя обычно срок эксплуатации - 25. Если будет уменьшаться потребление электроэнергии, то будет, конечно, падать объем заказов. Однако, мы не являемся такой крупной компании, которая держит рынок. 

Можете спрогнозировать, какие сферы пострадают сильнее всего вследствие этого кризиса и, наоборот, для каких отраслей пандемия и кризис могут стать точкой роста?

На китайском языке кризис обозначается в виде двух иероглифов - это опасность и возможность. Например, многие общепиты, которые закрыты и по сути относятся к одному из самых пострадавших сегментов, наладили доставку, кто-то даже запустил программы по поддержке врачей. Вся торговля сейчас перешла в онлайн, магазины существуют через доставку. 

photo_2020-05-06_23-53-23.jpg

Очевидно, что товары первой необходимости будут в выигрыше, несмотря на пандемию и кризис. Если говорить о других рыночных товарах, выиграют те предприниматели, которые смогут быстро перестроиться под новые реалии, изменить схему работы, технологии, распространения. Понятно, что кто-то будет уходить с рынка, эти ниши будут захватываться. 

В начале интервью я уже сказал о том, что платежеспособный спрос снизится, и увеличится конкуренция. Компании будут бороться за платежеспособных клиентов. Также под ударом находятся товары люксового сегмента. В 90-х годах был такой термин «живые деньги». Сейчас их наличие может играть решающую роль.

С какими вопросами к вам обращаются чаще всего как к омбудсмену в последние два месяца представители бизнеса? 

Люди находятся в прострации, рушится бизнес. У нас жесткое трудовое законодательство и параллельно с этим власти рекомендуют сохранять заработную плату на период нерабочих дней во время самоизоляции. У бизнеса в большинстве случаев нет финансовой подушки, чтобы платить зарплату. Это не только в Ростове, такая ситуация в целом, мы обсуждали этот вопрос с Борисом Юрьевичем (прим. Realist Media Титовым - уполномоченным при президенте РФ по защите прав предпринимателей). Невыплата заработной платы может быть приравнена и к административной ответственности, и к уголовной. Сейчас работодателям нужно договариваться со своим коллективом, как выживать в сложившейся ситуации.

Как вы оцениваете меры экономической поддержки малого и среднего бизнеса в условиях пандемии со стороны государства?

Я всегда говорю, что бизнес благодарен за любые меры поддержки. Еще три недели назад я сказал в одном интервью, что меры поддержки будут меняться каждую неделю, а может быть, даже чаще. Государство мониторит происходящую ситуацию и в связи с этим корректирует свои действия. Сначала власти собирались помогать только небольшой группе бизнеса, никто до конца не понимал масштабов ситуации и того, куда мы движемся. Увеличение количества зараженных происходит с невероятной скоростью. Вспомните, еще полтора месяца назад в стране было всего около 300 заболевших.

С моей точки зрения, важно сохранить «становой хребет» экономики. В этом случае люди после окончания эпидемии, наоборот, пойдут в рестораны, кинотеатры, торговые центры совершать покупки. Отрасли, пострадавшие наибольшим образом, восстановятся быстрее всех. Сейчас даже «бюджетники» будут драйверами экономики. Государство должно сохранить платежеспособный спрос населения.

Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы возник продуктивный диалог между бизнесом и властью?

Возможно, государству стоит временно отменить разрешение на работу иностранцев, потому что ожидается сильный рост безработицы. Президент распорядился, чтобы компании выплачивали заработную плату (в отраслях, пострадавших от кризиса) в размере МРОТ - 12,5 тысяч рублей. У нас в регионе средняя зарплата была 30-40 тыс. рублей в месяц. Москвичей с их зарплатами, и ростовчан особо не привлекала работа, которой обычно занимаются приезжие. Но когда высокий уровень безработицы, доходы у населения падают, люди пойдут на любую работу. 

Расскажите, как изменилась роль омбудсмена в текущей ситуации? 

К сожалению, она изменилось, не в лучшую сторону. Сейчас я работаю как справочное бюро, даже как психотерапевт. Сваливается вся боль и жалобы, у меня бессчетное количество писем и звонков во всех соцсетях и мессенджерах. 

photo_2020-05-06_23-53-25.jpg

Губернатор поддерживает меня, чиновники тоже воспринимают, что нет никаких внешних ресурсов для помощи. При этом те, кто ко мне обращаются, должны четко понимать, что у омбудсмена нет власти и рычагов влияния, его инструментарий ограничен: при нарушениях законодательства, нужно действовать через прокуратуру.

Я вошел в состав рабочей группы по обеспечению устойчивого развития экономики региона в условиях распространения коронавируса. В неё  также входят представители правительства, ЗСРО, управления налоговой службы, ТПП и институтов развития и поддержки бизнеса. Надеюсь, благодаря тесной взаимосвязи с ними и систематическому мониторингу бизнес-среды, удастся оказать наиболее действенную поддержку бизнесу.


  • Facebook
Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia