logo

23/10/2019

«Сверхлюди» процесса цифровизации

markus-spiske-iar-afB0QQw-unsplash.jpg

Фото: unsplash.com

Многие компании уже начали цифровую трансформацию. Движущая сила этого процесса — Chief Digital Officer (CDO). Это относительно новый игрок в руководстве корпораций, которому под силу в перспективе стать CEO 2.0. Realist Media разобрался, откуда приходят CDO, почему они находятся в конфликте с бизнес-подразделениями и чем CDO отличается от IT-директора.

В шаге от CEO

«Нужно бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!». Это и без Кэрролла понимают в руководстве ведущих компаний. По данным Forbes, две трети СЕО считают переход в digital главной текущей задачей бизнеса. Цифровая трансформация позволяет производителю поручать контроль за работой компьютеру и быть всегда на связи с клиентом.

Ввести в правление CDO — значит внести изменения в ядро операционной системы компьютера, а не установить новое приложение. Ему предстоит перестроить всё — от текущих процессов вплоть до структуры и бизнес-модели компании. Для этого нужны самые широкие полномочия. Вот почему CDO часто рассматривают как потенциальных CEO.

По словам вице-президента Ассоциации профессионалов управления бизнес-процессами и руководителя программы Высшей школы экономики Андрея Коптелова, есть две возможности: CDO становится ответственным за цифровизацию существующих в компании услуг или создаёт новые цифровые сервисы.

«В отраслях, где услуги можно легко оцифровать, например в медиа, обучении, финансовых услугах, страховании, CDO возглавляет трансформацию организации, что может вывести его на позицию CEO в изменившейся организации, — считает Андрей Коптелов. — Если смотреть на энергетику, нефтегазовую и другие добывающие отрасли, где оцифровка услуг не столь очевидна, то CDO может стать руководителем нового бизнес-подразделения, продающего новые цифровые сервисы внутри компании или за её пределами, но выйти на позицию CEO ему не суждено».

Откуда приходят CDO

«Должность Chief Digital Officer сейчас есть в 40% крупных компаний, и эта цифра постоянно растёт, — рассказывает управляющий партнер Odgers Berndtson Роман Тышковский. — Функции CDO может взять на себя CEO, получивший дополнительные компетенции. До CDO может дорасти IT-директор, топовый маркетолог и даже HR. Бывает, что Chief Digital Officer становится CEO. Это зависит от специфики компании. Но, скорее, он «правая рука» CEO».

Согласно выводам исследователей, в большинстве случаев CDO становятся IT-директора, сотрудники digital-агентств, интернет-компаний и специалисты из цифровых стартапов.

Есть также статистика Gartner по компаниям, где в реальности есть CDO, но номинально они занимают другие позиции (как правило, это организации, где менее 10 тыс. сотрудников):

  • около 40% CDO играют роль стратегических советников генеральных директоров;

  • ещё около 40% являются директорами по цифровому маркетингу;

  • 20% работают как CIO (Chief Information Officer, в России их чаще называют IT-директорами).

То есть CDO — это больше, чем технический специалист и знаток аналитики Big Data, это эксперт в цифровых технологиях с максимально широкими полномочиями, делегированными CEO. Кроме того, это «фронтмен», ответственный за взаимодействие с клиентами и предоставление им современных сервисов. Тогда как IT-директор больше сосредоточен на поддержании информационной инфраструктуры компании.

Каким должен быть CDO

Аналитики Deloitte склонны считать, что невозможно требовать от Chief Digital Officer всего и сразу. Поэтому они определили три типа CDO: цифровые маркетологи, стратеги и технологи. Первые работают непосредственно с клиентами, вторые формируют видение для всей организации, а третьи сосредоточены на технической части процесса.

office-superman-5k-z0.jpg

Есть мнение, что CDO должен находиться в конфликте с бизнес-подразделениями, поскольку он ломает устоявшуюся структуру и встречает объяснимое сопротивление. 

Директор по развитию бизнеса в России и СНГ General Electric Кирилл Сабуров приводит ироничное правило компании: «Если вы считаете, что CDO делает что-то неправильно, просто поступайте так, как он хочет».

Российская специфика такова, что трансформация в цифру поддерживается на государственном уровне, существует госпрограмма «Цифровая экономика». Минэкономразвития уже дало рекомендации по кругу обязанностей CDO: разработка digital-стратегии, включая согласование бюджетов, формирование портфеля цифровых продуктов и услуг, внедрение новых технологий, включая искусственный интеллект и робототехнику. По плану ведомства, «сверхлюди» в должности CDO должны в ближайшее время появиться во всех госкорпорациях. Причём времени на раскачку им не дадут. 


  • Facebook
Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia