logo
  • Facebook

20/07/2020

Светлана Шмакова: «Ответственность за честь семьи - конкурентное преимущество семейной компании»

photo_2020-07-20_13-58-59.jpgУчредитель и вице-президент ГК «Сапсан» Светлана Шмакова рассказала в интервью Realist Media о работе с членами семьи в семейной компании, зачем нужен семейный кодекс, о поколенческих различиях, а также о выходе на новый рынок и запуске бизнеса в разгар кризиса. 

Какие есть особенности в управлении семейной компанией? 

Если говорить о семейном бизнес, то, наверное, каждый понимает под этим что-то свое. Для кого-то это работа вместе с супругом, для кого-то это работа «поколения – дети», для кого-то семейный бизнес – это родственники – дальние, близкие, широкий круг. Для нас это понятие включает в себя все эти направления. 

Мы с супругом вместе в бизнесе порядка 30-ти лет. Он основал этот бизнес, а я на первых этапах помогала ему удаленно, а потом вовлеклась на все 100 процентов. В бизнесе также участвовали наши родители, они вели производственные процессы и оказали нам очень хорошую поддержку в плане становления целого завода по производству домокомплектов, когда наша компания занималась еще девелопментом. Позднее, когда уже начали подрастать дети, делая свой выбор, они либо проходили стажировку в компании, либо выбирали профильное образование для того вида или направления проекта, которое для них было привлекательным в рамках развития нашей компании. 

Сложно ли работать с членами семьи?

Если провести сравнение - работать со сторонними людьми в бизнесе либо с родственниками, то однозначно, первый вариант легче. Потому что если вы работаете с членами семьи, то выстраивание отношений предусматривает несколько факторов. Это включает не только профессиональные навыки и необходимые компетенции, но и постоянно приходится делать любой свой шаг с оглядкой на то, что это ваш близкий человек, дабы не ранить, не обидеть его. Хотя, с другой стороны, дети мне часто говорят: «Почему ты так строга к нам? К другим сотрудникам ты более лояльна». Тем не менее, к своим близким у меня выше планка требований, ведь я знаю их способности и возможности отдаваться делу. 

Я достаточно требовательна к себе, поэтому это транслируется и на моих детей. Такой принцип заложен моими родителями в моем воспитании. Это же я прививаю и своим детям - если ты взялся за дело, то делай его с полной самоотдачей и погружением. Только тогда можно получить действительно качественный результат, за который ты можешь нести полную ответственность и гордиться им. 

photo_2020-07-20_13-59-19.jpg

В семейном бизнесе важен момент гармонии. С одной стороны, вы 24 на 7 можете обсуждать любые вопросы – какая бы идея или креативное решение не пришли к вам даже ночью, вам есть это с кем обсудить, а уже на утро это можно воплощать. При этом вы прекрасно понимаете, что вас окружают единомышленники, которые понимают все с полуслова и полувзгляда. И в этом плане как раз очень легко. Но бывают и моменты, когда работа вклинивается в нашу внутреннюю жизнь. 

Очень часто наши семейные обеды и ужины превращаются в рабочие совещания. При этом сейчас, наблюдая за старшим поколением детей, могут отметить, что это не прошло бесследно. Именно вот такое присутствие и участие детей в наших обсуждениях с супругом бизнес-процессов с детства привило им некие предпринимательские привычки и подход к делу – к принятию решений, выстраиванию отношений с людьми, эмпатию, определенные требования к себе, тайм-менеджмент. Ведь в любом случае мы воспитываем детей своим примером и поступками. Когда дети видят все это с младенческих лет, они невольно внутри себя принимают какие-то решения: «это про меня, я хочу вести такой образ жизни, я хочу быть в бизнесе». 

Считаете ли Вы конкурентным преимуществом, что сохранение и развитие компании заложено в традициях вашей семьи?

Я бы даже сказала больше не про традиции, а про ценности, правила подхода и принятия решений. Безусловно, когда есть определенный стержень и фамильная ответственность за честь семьи, то это накладывает дополнительную нагрузку. Но, с другой стороны, это служит и конкурентным преимуществом, когда мы все понимаем, что наш бизнес не на один день. При этом ты постоянно чувствуешь поддержку всей семьи, тебе в любой момент есть к кому обратиться за помощью и советом. 

Светлана, расскажите про семейный кодекс? Как возникла идея создания, чем вы вдохновлялись? Что там зафиксировано и что дает этот инструмент?

Тема семейного кодекса родилась с подачи наших детей. Это был очень интересный процесс, когда мы столкнулись с проявлением воли одного нашего ребенка. Тогда нам казалось, что выбор образования и участия в семейном бизнесе для всех детей предопределен. Единственной задачей было распределить, каким направлением в компании он будет заниматься. Мы всегда наблюдали за их увлечениями и чертами характера. Дети даже проходили профтестирование в преломлении «кем ты будешь в семейном бизнесе». Это всегда были открытые дискуссии, где мы разбирали различные варианты присутствия детей в бизнесе. И в один момент одна из наших дочерей говорит: «Мама, папа, я очень вам признательна, для меня очень важно и почетно участвовать в развитии семейной компании, но мне более близка творческая сфера». Мы с мужем тогда впервые испытали шок. Но при этом столкнулись с реальностью, когда на деле должны работать право и свобода выбора. 

Для нас это стало очень ценным моментом для дальнейших наших действием в подобных случаях. Мы поняли, что если у ребенка есть мнение, отличное от семьи, то это определенно что-то значит. Мы задумались, значит ли это, что ему это позволительно, что он такой же равноправный наследник всего того, что создано семьей, и на него распространяются все блага семьи. Собравшись на семейном совете и выслушав мнения каждого ребенка, мы поняли, что нам нужно договариваться. Именно тогда и родился семейный кодекс. 

Дети просто засыпали нас вопросами, среди которых самый заковыристый был относительно их будущих избранников. И тогда мы поняли, что надо подтверждать свои принципы воспитания не только на словах, но и на деле, не просто декларировать свободу выбора, но и гарантировать ее. Мы объяснили детям, что свобода выбора подразумевает и ответственность за него. Если кто-то решит уйти из семейного бизнеса, то должен понимать, что определенная поддержка и стартовый капитал, в первую очередь на хорошее образование, ему будет обеспечен. Но в дальнейшем ему придется рассчитывать только на себя, ведь это был только его выбор. Понятие «золотая молодежь», которая знает как тратить, но не знает, как зарабатывать - это не про наших детей.

Если ваши дети уходят из семейного бизнеса в «свободное плавание», могут ли они рассчитывать на поддержку семьи в дальнейшем?

Жизнь порой бывает очень сложной. Несколько раз она испытывала нашу семью именно на такие моменты, как бы проверяла, насколько наши слова не расходятся с действиями. Безусловно, наши дети знают, что родительский дом – это та гавань, где они всегда получат поддержку, их всегда поймут. И от нас это требует колоссальной любви и терпения.  

В одном интервью Вы рассказывали, что в кодексе есть 10 ключевых правил, можете их озвучить?

Здесь правильным будет перечислить основные принципы семьи. Первый – это свобода выбора и поступков. Второй – ответственность за свой выбор. Третье – справедливость воспитания. Не может быть такого, что кто-то из детей обласкан вниманием, любовью и заботой родителей, а кому-то этого не достает. У нас есть так называемый «личный час с родителями». Если кому-то из детей, причем независимо от возраста, нужно поговорить с нами, мы с мужем откладываем абсолютно все наши дела и уделяем внимание, общаемся. Все наши дети знают, что в этот «родительский час» - табу потревожить маму или папу, когда брату или сестре требуется личный разговор, помощь. Они все очень уважают это право, соблюдают и защищают его.  

Как Вы составляли кодекс? Обращались к каким-то внешним консультантам или юристам?

Изначально мы пробовали все делать своими силами. Причем дети активно включились в этот процесс. Они задавали множество вопросов и побуждали нас к новым размышлениям. Конечно, предусмотреть абсолютно все невозможно. Но можно определить ключевые постулаты, опираясь на которые можно понимать, какое решение нужно принять – что в твоих личных интересах, а что в интересах семьи, а также что будет, если ты отступишь от них. 

Есть ли карательные меры при нарушении ценностей? Скорее, нет. Есть ограничительные меры. Если ты пошел каким-то путем, это не значит, что семья от тебя отвернется. Тогда это уже не семья. Но это значит, что какие-то моменты наследства для тебя уже будут ограничены. Дети об этом знают. Поэтому при принятии каких-то важных для себя решений, они это учитывают. И они советуются, что важно, не только с нами, но и со своими братьями и сестрами.

Как начинался карьерный путь ваших детей в компании? 

Как я уже говорила, мы заявляли всем детям равные стартовые возможности участвовать в бизнесе. Но при этом мы подчеркивали несколько моментов. Первое – если вы хотите почувствовать, что такое бизнес изнутри, начинать надо с самых простых линейных позиций. 

Например, наша старшая дочь Мария начинала секретарем в компании будучи еще подростком. Сейчас она с благодарностью вспоминает тот опыт. Старший сын Александр начинал на стройке, работая в бригаде плотником. Кстати, он с детства знаком с Дмитрием - супругом Марии. Они вместе работали в одной бригаде и строили дома в поселке Княжье озеро. Именно такой подход помогает почувствовать и узнать, как устроен бизнес изнутри, что такое бизнес-отношения и процессы, чем могут быть чреваты неправильно принятые решения, какие последствия они несут. 

Уверена, это помогло детям понять всю глубину ответственности, когда на каждом этапе, выполняя даже небольшую итерацию, ты несешь персональную ответственность за весь процесс. Пройдя нижние ступени и поднявшись до управленческих позиций, они знают цену слову, решению и понимают, как правильно выстраивать коммуникации между подчиненным и руководителем.

Ваша старшая дочь и зять сейчас вступают в управление компанией, совпадает ли Ваше видение развития бизнеса с видением преемников? Есть ли какие-то различия в связи с поколенческим разрывом?

У нас с мужем достаточно сильные характеры. Думаю, наши дети это унаследовали. Они серьезные и достаточно амбициозные личности. Конечно, возникают конфликты, присутствуют разные взгляды на один и тот же вопрос, желание продавить свое мнение. Но именно сильные характеры научили их одновременно быть гибкими и слушать, учитывать мнения других. У них выработан дух командности, когда мнение каждого важно и учитывается. На сегодняшний день у нас много наследников бизнеса. Под наследниками я понимаю абсолютно всех – это не только наши кровные дети, но и их супруги. В компании уже проработали девять наследников, а на сегодняшний день их работает шесть. Кто-то пошел своим путем, кто-то ушел и вернулся, а кто-то даже выполняет для нас работу на аутсорсе. 

Как готовите/готовили их к передаче семейного бизнеса? Видите ли Вы их вашими преемниками?

Передача семейного бизнеса – очень непростой аспект. Нам с мужем изначально казалось все очень простым. Есть наше понимание построения структуры бизнеса и видение руководящих постов наших детей в нем. Для себя мы определили – плавно выходим из бизнеса, а дети так же плавно занимают свои должности и руководят процессом. Но произошло не совсем то, что мы ожидали. 

Не проговорив все эти моменты и не разделив четко зоны ответственности и уровень нашего погружения в бизнес, мы столкнулись с тем, что возникло недопонимание. Дети решили, что мы с мужем уже ушли из бизнеса, а мы понимали, что мы еще в процессе. Нас перестали приглашать к участию в совещаниях, мы с мужем ждали, когда начнутся обсуждения и просьбы помочь, но отклика от детей не было (смеется). Они приступили к управлению бизнесом на свое усмотрение. 

photo_2020-07-20_13-59-17.jpg

При этом, у них были ошибки, но были и реальные прорывные идеи. Но мы с супругом оказались не готовы к невостребованности. И если говорить о передаче власти, то главный момент, на который должен себе ответить основатель бизнес-династии, - какова моя роль в новом периоде, чем я буду заниматься в дальнейшем. Привыкнув к постоянной востребованности и загрузке, надо понимать, что, выходя из бизнеса, эта ниша в твоей жизни уже будет пуста. И тут необходимо заранее думать о том, чем ты будешь заниматься после того, когда на твое место придут наследники. 

Сейчас наша задача прививать и развить в наших детях-преемниках очень важную для бизнеса вещь – визионерство. Мой муж отлично владеет этой лидерской способностью – смотреть широко и далеко. Я считаю, что визионерство передается по наследству. Но можно эту способность и развить. Я сама этому училась у своего мужа. Причем, в одиночку визионер не может вытянуть весь бизнес. Но когда у него есть единомышленники, причем еще и кровные, то такая синергия дает прорывные решения для продвижения, развития бизнеса.

Как Вы реагируете, когда кто-то из ваших детей отказывается от работы в семейном бизнесе/выберет другие направления развития?

Один из самых интересных таких примеров – наш старший сын Александр. Он начинал в семейной компании, в 26 лет руководил большим производственным корпусом и крупным строительным проектом. Его опыт был колоссальным. Но в дальнейшем Александр решил попробовать себя в качестве независимого предпринимателя и создал свою компанию. Он понимал огромную ответственность за семейный бизнес, понимал и то, что ему на тот момент еще не хватало «предпринимательской мышечной массы». Именно поэтому и принял решение наработать эту «массу» и набраться самостоятельного опыта. 

Обсуждаете ли Вы в семье, собираясь самыми близкими за одним столом, вопросы, связанные с деятельностью компании?

Меня как-то спросили: «Если собирается ваша семья, как это бывает?». Мы собираемся очень часто. К счастью, мы живем все рядом, у нас есть такая возможность. Младшее, третье поколении династии вообще фактически все живут, учатся, играют, дружат вместе постоянно. У нас есть традиционные семейные воскресные обеды. Я уже точно знаю, что это 25 мест за столом, сколько больших стульев и сколько маленьких стульчиков (смеется). 

Мы обязательно обсуждаем различные вопросы, есть семейные игры. При этом мы научились разделять рабочее и семейное. И научили нас этому именно дети. Если мы обсуждаем какие-то темы, то есть определенные правила. Главное, эта тема должно быть интересна всем. Это может быть какой-то креатив по проекту или обучению. Но эта тема обязательно должна находить отклик у всех и при этом не должна быть главенствующей при застолье. Вообще вопросов для обсуждения у нас очень много, ведь у каждого есть своя интересная история или событие. И очень любим вспоминать семейные истории.

Недавно вы вышли на новый для вас FCMG рынок. Расскажите, почему появилась такая идея? Сложно ли запустить бизнес в разгар пандемии и кризиса? Какие нюансы стоит учитывать? 

У нас очень большой опыт в сфере девелопмента – 28 лет мы занимались коттеджной застройкой. Но в 2018 году мы решили посмотреть, как и где можно развиваться в других направлениях. Так мы пришли на FMCG-рынок. 

Разворот бизнеса на 180 градусов из девелопмента в пищевое производство – очень смелый шаг. Была проведена огромная аналитическая работа, оценены все риски, и, как показала практика, выбор был сделан абсолютно верный - рынок FMCG показывает постоянный рост. Наработанный десятилетиями управленческий опыт ТОП-менеджмента позволил оперативно перестроить внутренние бизнес-процессы в компании. Профессиональная команда САПСАНа – это быстро- и самообучаемый «организм». Кроме того, нам удалось собрать людей с высоким уровнем экспертизы по всем направлениям пищевого производства.

photo_2020-07-20_15-43-45.jpg

В связи с неблагоприятным воздействием окружающей среды, ростом генетических и аллергических заболеваний, спрос на диетическое и функциональное питание в последние годы растет достаточно активно. И мы решили двигаться в этом направлении. За 10 месяцев мы построили уникальное SMART-производство безглютеновых продуктов питания. В мае наша первая продукция под брендом FOODCODE уже появилась на прилавках крупных торговых сетей Москвы и Санкт-Петербурга. Мы параллельно занимаемся строительством и разработкой ассортимента, отрабатываем рецептуру и проводим исследовательскую работу по поиску новых технологий. 

До конца года планируем обеспечить максимальную количественную дистрибуцию в федеральных торговых сетях и выйти на проектную мощность завода. Продукция нашей фабрики будет поставляться в федеральные сетевые магазины Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, крупные города ЦФО и СЗФО. В долгосрочной перспективе у нас запланировано активное освоение всей промышленной площадки. Мы будем создавать высокотехнологичный пищевой кластер: открывать свои собственные производства, приглашать партнеров для совместного развития новых направлений.

Пандемия не повлияла на наши планы по запуску производства FOODCODE. Мы в плановом режиме запустили новое предприятие. Высокотехнологичный комплекс производства безглютеновой продукции ставит перед нами высокие требования не только к технологии, но и к оборудованию, и уровню отделки производственных помещений. В условиях карантина, когда многие европейские поставщики приостановили поставки, наша команда смогла найти альтернативу и разработать иные технические решения. Это явилось необыкновенным стимулом и вызовом для нас. Аналогично складывалась и ситуация с сырьем. Нам удалось скупить все остатки на российских и европейских складах и сделать хороший запас. Но мы не остановились на этом. Наши технологи сумели найти способ изготовить смеси для хлебопекарного производства из отечественных сортов сырья. 

В одном интервью Вы говорили, что проект FOODCODE имеет серьезную социальную направленность, расскажите подробнее об этом? 

Реализация этого проекта имеет огромное социальное значение. Безглютеновые хлебобулочные изделия являются основой питания людей с непереносимостью глютена, больных целиакией, а также страдающих различными формами заболеваний кишечника и расстройствами иммунной системы. По данным, представленным Национальной ассоциации организаций и граждан осуществляющих поддержку лиц с целиакией и с интолерантностью к глютену «Жизнь без глютена», на сегодняшний день есть цифра, что 1% населения страны больны целиакией. Но по некоторым оценкам та или иная степень реакции на глютен может присутствовать как минимум у каждого третьего. Диетологи утверждают, что постоянное и длительное употребление пищи, включающей пшеницу, рожь и ячмень, способно вызвать аллергические реакции или иммунный ответ, ведущий к ряду серьезных заболеваний.

Кроме того, безглютеновые продукты - актуальная тема и для тех, кто ведет здоровый образ жизни и следит за своим питанием. Эти продукты в целом способствуют оздоровлению организма и поддержанию жизненного тонуса человека на должном уровне. 

photo_2020-07-20_15-43-42.jpg

Люди, которые давно придерживаются принципов здорового питания, изучив список неподходящих продуктов при безглютеновой диете, наверняка, вздохнули с облегчением. Ведь не сложно догадаться, что почти весь перечень недопустимых элементов пищи и так исключен при выборе здорового образа жизни. Кто ест торты и конфеты или предпочитает запивать жирный картофель фри пепси-колой вряд ли сегодня озаботится вредом глютена. Но если и так, то это полезное начинание. Ведь все эти сладости, жирная, тяжелая пища вкупе с полуфабрикатами и фастфудом страшно вредят фигуре, здоровью, да и просто крадут жизненную энергию и силы. Медики и диетологи рекомендуют хотя бы частично исключить объем потребляемых вредных продуктов. Мы же говорим, что быть здоровым и счастливым человеком невозможно, засоряя собственный организм пищей, которая несет реальный негатив энергетически и натурально.

Поколение миллениалов сейчас ориентировано не только на сохранение семейного наследования, но для них также важно оказывать влияние на общество, делать что-то общественно полезное. Можно ли назвать FOODCORE проектом, который потенциально закроет такие потребности младшего поколения вашей семьи?

При том, что для наших детей семейные ценности очень важны, они очень ориентированы вовне. Как я уже говорила, были такие моменты, когда дети принимали решение уйти из семейного бизнеса. Сначала постигало какое-то удивление. Ну вот как же так, все готовое – бери и продолжай. Но это точно не про наших детей. Им важно все новое, важно при определенной принадлежности к чему-то значимому, к династии, бренду, создавать свое, самореализоваться, раскрыть и применить свои таланты. Причем, с пользой для общества. Деньги для них не самый главный мотиватор, он где-то на 5-6 месте. Для них важна внешняя коммуникация, общность, значимость, переустройство мира, создание нового и прогрессивного. 


Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia