logo
  • Facebook

31/08/2020

Артем Маратканов: «Помимо компании владелец семейного бизнеса передает духовный капитал и опыт многих поколений»

698f9a63-3b07-423f-9386-88e063d76dc8.jpg

Для России семейный бизнес — достаточно молодое и почти не изученное явление. Но одно ясно точно, в семейных компаниях часто есть «внутренний враг» — родственные конфликты, справиться с которыми иногда сложнее, чем с внешними препятствиями. Понимание истории семьи усиливает преемственность поколений. Основатель Международного Генеалогического Центра (МГЦ) Артем Маратканов рассказал в интервью Realist Media, почему передавая бизнес по наследству, важно изучать семейные корни, зачем нужен герб и сколько стоит его создание, а также о самых необычных запросах клиентов.

О компании: Международный Генеалогический Центр — компания, которая выполняет авторские комплексные исследовательские проекты в сфере генеалогии, восстановления семейной истории, сохранения фамильных ценностей и традиций. Артем Маратканов основал МГЦ в 2009 году. Проект позиционирует себя как лидера отрасли в России и СНГ, основные заказчики компании — состоятельные люди, ведь стоимость исследований доходит до миллиона евро. Крупнейшие клиенты МГЦ входят в топ-5 мужского и женского рейтингов российского Forbes.

Расскажите с какими запросами клиенты обращаются чаще всего?

​Можно выделить две группы людей, которые обращаются к нам с запросами. У первой группы есть потребность в сохранении истории семьи для себя и следующих поколений, они ищут источник знания о своей семье, чтобы потом иметь возможность поделиться им. Эта категория клиентов выбирает услуги по исследованию рода, написанию книг, созданию родословных древ. Результаты исследования оформляется в виде семейной книги, которая впоследствии становится реликвией. Ее можно дарить и передавать детям и внукам. 

​Вторая группа — это люди, которые ищут пути для своего духовного роста. Они задаются вопросами: кто я в этом мире, что было до меня, что общего у меня с праотцами, чем занимались мои предки? Такая потребность обычно возникает у людей, которые нуждаются в духовной «пище», многие из них занимаются духовными практиками, ездят по святым местам, общаются с наставниками и коучами. У них возникла потребность подумать о душе, заняться самопознанием и качественным духовным ростом. Для них знание своей истории и корней — это необходимая составляющего духовного развития. Знания о предках и роде в пирамиде их потребностей — одна из наивысших духовных ступеней их развития.

 ​photo_2020-08-30_18-22-23.jpg

Работая с любым клиентом, мы в первую очередь удовлетворяем потребность познать опыт предков: как они жили, что видели, где воевали, на ком женились, как рожали и крестили детей, как переезжали и многое другое. Если человек хочет самостоятельно заняться подобными исследованиями, у него может уйти 3-5 лет на это. Не имея опыта и понимания, куда надо ехать и что запрашивать, это время может быть потрачено зря. Мы берем на себя эту сложную работу, работаем с архивами по всему миру, проводим глубокую аналитику, а в завершении обрамляем результат в роскошную упаковку на века.

Насколько важно, на ваш взгляд, владельцам семейных компаний, которые собираются передавать бизнес детям по наследству, изучать корни своей семьи? И что это дает?

Понимание истории семьи усиливает преемственность поколений, дает почувствовать преемникам то, что они являются частью целого. Мотивы изучать родословную могут быть разные. Бывают материальные — возможность эмигрировать и получить гражданство, например, Израиля, если обнаружатся еврейские корни, или подтвердить принадлежность к дворянскому роду. Многие люди считают, что они повторяют судьбы своих предков, им хочется разобраться в этом. Так или иначе, объективная оценка жизни предков помогает двигаться дальше, понимать исторические процессы гораздо проще через личную историю. Перестройка, мировые войны, репрессии были не где-то там, а лично с твоими дедами и прадедами.

photo_2020-08-30_18-22-33.jpg

Знания истории семьи, ощущение сопричастности к этой семье, роду служат цементирующим составом в семейном фундаменте. Владелец семейной компании передает не только компанию, не только материальный капитал, но еще и духовный капитал, в основу которого и ложится опыт многих поколений семьи.

Насколько глубоко проводится исследование? Что еще можно узнать, исследуя историю своей семьи?

​Это зависит от запроса клиента и сохранности архивных источников на той или иной изучаемое территории, но максимальной глубиной возможного поиска в нашей стране обычно является XVI-XVII вв. Более ранние документы встречаются либо по титулованным семьям, либо по огромной удаче. Исследуя историю семьи, мы описываем не просто сухую базовую генеалогию «родился, жил, умер», но и максимально подробно восстанавливаем биографии конкретных предков по различным документам. Можно найти много интересного: узнать, например, как ваш предок судился с соседом за корову более 200 лет назад. Или прочитать словесное описание портрета предка, которого в первой половине XIX века забирали в рекруты, и в документах была описана его внешность вместо фотографий, которых тогда еще не было.

Вы также занимаетесь разработкой семейной айдентики (герб), что дает это семье и какие потребности закрывает?

​Герб — это история, качества и принципы рода, сформулированные на языке геральдики максимально емко и четко. Поэтому желательно создавать герб на основе глубоких и максимально осознанных знаний о семье или конкретном человеке. В интернете есть сотни предложений по созданию фамильного герба за 5–20 тысяч рублей, в короткие сроки даже без интервью с заказчиком. Но не стоит обольщаться: создание собственного герба с нуля — задача не из легких. Нужно обладать серьезными знаниями в геральдике. Качество художественного исполнения тоже крайне важно. Качественная работа стоит от 100 тысяч рублей и больше.

​Многие армигеры (владельцы гербов — прим. Realist Media), кому по роду деятельности «идет» историческая стилистика — коллекционеры, меценаты, потомственные владельцы усадеб — с удовольствием используют герб предков в качестве логотипа личного, корпоративного или семейного бренда. В отличие от того же логотипа, герб дает обладателю не только личную самоидентификацию, но и подчеркивает принадлежность к элитарной социальной группе в случае с потомственным дворянским гербом.

e47dc315ce26f5d6945bb8451e6d974d.jpg

​Счастливые истории обретения утраченных дореволюционных гербов рода редко, но все-таки случаются. Один из клиентов компании, узнав об истории своего родового герба, изготовил ювелирные запонки и сувенирную атрибутику с его изображением на подарки близким. А для семейной энциклопедии, написанной по результатам этого масштабного исследования, герб изготовили из серебра и украсили им обложку родословной книги ручной работы.

​Восстановление исторической справедливости, стремление подчеркнуть принадлежность к определенному элитарному сообществу, а также обретение новой семейной реликвии — вот, пожалуй, основные мотивы к поиску утраченного или созданию нового герба в XXI веке.

Герб в современной России — это способ выделиться в обществе, средство выражение индивидуальности человека или семьи, элемент самоидентификации. Геральдику лучше всего использовать при воспитании молодого поколения «с пеленок», когда вместе с семейными принципами, правилами и традициями, детям демонстрируют геральдические семейные образы. Эти же образы сопровождают детей во время их взросления: гербы можно использовать в ювелирных украшениях, на домашнем текстиле, при оформлении посуды, интерьера и т.п. Один наш клиент в доме изготовил выключатели света с гербами — его итальянские дизайнеры смогли это сделать ненавязчиво и со вкусом.

Какие услуги наиболее востребованы? Расскажите про самый необычный запрос от клиента?

У нас наиболее востребовано направления исследований, когда мы в мельчайших подробностях восстанавливаем жизнь и детали быта предков. Клиенты хотят увидеть и прочувствовать, как жили предки. Просто сухие имена и даты их не особо интересуют, так как такая скудная информация не дает никакой «пищи для размышлений». Когда весь материал собран, мы можем оформить и изготовить настоящую книгу или полноценный фильм. Картина родословного древа — это стандартное приложение к любому запросу клиента и всегда есть во всех наших исследованиях.

photo_2020-08-30_18-22-37.jpg

​Мы работаем уже 12-ый год, за это время было много необычных запросов от клиентов. Нас просили восстановить родословную и до Чингисхана, и до Батыя, и до гомеровского Одиссея (конечно, мы отказали). К нам часто обращались провести ДНК-экспертизу с мощами известных святых в России и за ее пределами (тут тоже не стали помогать). Как-то раз обращался клиент, который хотел написать мемуарную книгу по его рассказам и документам, без архивного поиска. Да, мы тоже такие книги делаем, но конкретно этому клиенту отказали — он обещал принести более 20 томов своих уголовных/судебных дел, в которых была значимая часть его биографии, а мы решили, что знать такие истории мы не хотим.

Занимались ли вы изучением истории создания семейной айдентики в России до революции? Какие тренды были распространены в то время?

​В МГЦ (Международный Генеалогический Центр — прим. Realist Media) есть несколько высококлассных специалистов в этой сфере. Фамильные гербы появились в средневековой Европе как отличительные знаки знатных родов. Считается, что это явление родилось из необходимости быстро идентифицировать человека, даже когда тело скрывают доспехи, а лицо — шлем. Тогда же сформировался геральдический язык и правила включения в армигеры. 

photo_2020-08-30_18-22-46.jpg

В России геральдическая служба появилась в XVIII веке при Петре I: гербы появились у знати и передавались по праву наследования, после вступления в брак, или — реже — за особые заслуги. Иногда единожды утвержденные гербы дополнялись: в них встраивались новые элементы, отражающие «свежие подвиги и отличия» представителей рода. Но такие решения принимались на самом высоком уровне. Дворянские гербы заносились в «Общий гербовник дворянских родов». К 1917 году он состоял из 20 увесистых томов.

​Геральдика — наука строгая: каждый цвет, буква и знак, а также их сочетания на гербе несут определенный веками неизменный смысл — своеобразный шифр, послание современникам и потомкам. Поэтому о неких «трендах» говорить не приходится: семейная айдентика была и остается сферой подчеркнуто консервативной.

Знакомились ли вы с аналогичными традициями и культурой в европейских странах? Если да, то в чем наше отличие от них?

Европейская геральдика намного древней российской — ей более 10 веков. Европейская геральдическая система строится на общих правилах, общих графических знаках, которые российская использует с учетом нашей специфики. А вообще графические знаки отличия разные народы начали использовать с того момента, как появилась письменность. Другое дело, что со временем, постепенно, это превращалось в систему. В европейских странах геральдика используется повсеместно в архитектуре, и в таких памятниках истории мы видим гербы и геральдические фигуры, которым по 500-700 лет.

Иногда наши поиски уходят в Европу, иногда мы находим там древние рода и гербы, которыми пользовались эти семьи. Не так давно мы были в вилле принца Дучи Корсини под Флоренцией, он показывал гербы разных своих предков — на стенах их было более 60-ти! А еще в семье хранятся оригиналы документов с 1200-х годов. Нам удалось полистать переписку предков за середину XVI века — два брата занимались бизнесом, один в Италии, другой в Англии, и они много писали друг другу по рабочим вопросам. И это все сохранилось в семье Корсини.


Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia