logo
  • Facebook

18/01/2021

Алексей Маврин: “Между классическим и социальным предпринимателем нет границ”

IMG_20210118_195856_905.jpgСоциальный предприниматель, основатель и генеральный директор СГЦ “Опека” Алексей Маврин рассказал в интервью Realist Media, как привлечь инвесторов в социальные проекты, в чем отличие ведения социального и классического бизнеса, а также в чем выражается признание для социального предпринимателя. 

Расскажите, с чего вы начинали карьерный путь, каким был ваш первый бизнес? Как вы заинтересовались социальным предпринимательством, ведь до сих пор у нас оно не особо популярно?

Я работаю с 15 лет. Бизнесом начал заниматься в 2004 году, после окончания института. Моя первая компания занимается сертификацией товаров и услуг при прохождении таможни. В кризис 2008 года, когда я работал на позиции операционного директора, у меня  впервые появились идеи создания социального бизнеса, когда целью является не только прибыль, но и как это влияет на общество. 

Тогда же в 2008 году мы с партнером сфокусировались на решении проблем по качеству ухода за пожилыми людьми в больницах. Идея была, но не было денег, однако это не остановило нас. Все началось с того, что мы нашли небольшой офис, распечатывали объявления, клеили их на больницах и оказывали сначала минимальную помощь на уровне подбора сиделок. Начинали с небольшой помощи, и за 12 лет мы выросли в крупнейшую сеть пансионатов для пожилых людей.

Как вы поняли, что помощь пожилым - это то, чем вы хотите заниматься?

Мне не нравилось и не нравится, в каких условиях содержатся пациенты в больницах. Я считаю, что можно оказывать более качественную помощь, обслуживать пациентов в лучших условиях. Хоть я и не связан с медициной, подумал о том, что это нужно исправлять. 

Мы создали волонтерское движение, которое было направлено на помощь одиноким пожилым людям. Мне запомнился случай: мы пришли к бабушке, которая жила в трехкомнатной квартире около метро. У нее есть дети и внуки. Бабушка говорила, что она «лежачая». В квартире было очень грязно и на полу отчётливо было видно «тропинку» от ее кровати до ванной комнаты и кухни. Побеседовав мы выяснили, что она одинока, ей не хватает общения, и единственная радость в жизни - попасть в больницу, потому что детям и внукам она по большому счёту не нужна, а в больнице есть люди, с которыми можно поговорить, от которых можно получить поддержку и заботу. 

После этого визита мне стало как-то грустно за пожилых людей и за всю страну вообще, я тогда понял, что не хочу, чтобы моя старость закончилась вот так. В тот момент у меня впервые появилась идея открыть дом престарелых. 

У вас есть опыт в качестве социального предпринимателя, и классического предпринимателя. В чем отличие, с каким сложностями приходится сталкиваться в этих сферах,  какие есть особенности в развитии и управлении такими компаниями? 

Я считаю себя социальным предпринимателем в обеих компаниях. В России почему-то принято думать, что социальный предприниматель - это тот, кто работает только с инвалидами и с социально незащищенными группами людей. На самом деле это не так, у нас есть закон, в котором говорится, что социальное предпринимательство - это когда 50 % прибыли расходуется на основные цели бизнеса. Иными словами, социальный предприниматель не может распределить всю прибыль между учредителями. 

Также отличие в основных целях, которые заявлены в миссии предпринимателя. На самом деле, есть достаточно много бизнесменов, которые не позиционируют себя как социальных предпринимателей, но делают много полезного для людей, и это лежит в миссии их компании. Поэтому, на мой взгляд, нет границ между социальным и классическим предпринимателем.

Многие компании позиционируют свою миссию, делая упор именно на социальные проекты. На ваш взгляд, можно ли сказать, что сейчас все массово ринулись в социальное предпринимательство, и что на него появился определенный тренд?

Для чего Лукойл строит детские сады и школы? Потому что из северных регионов люди массово уезжают, там слабо развита социальная инфраструктура, и не понятно, как и чем удерживать людей в регионах. На мой взгляд, все начинается именно с домов престарелых. Вы посмотрите, как ваша мама сегодня справляется со старостью? С большой долей вероятности вы не захотите также провести преклонные годы и поедете на поиски лучшей жизни. Если вы не видите будущего, вы не останетесь в регионе.  

Расскажите, в чем особенности поиска и привлечения инвесторов в социальные проекты?

Социальные проекты высоко маржинальные, и это привлекает инвесторов. Но точно так же их быстро отталкивает «неосязаемость». Это самая большая проблема, решить которую можно, создав устойчивую команду и систему управления. 

Впервые искать инвестора в свой проект я начал в 2014 году. Однако, из-за кризиса мало, кто готов был вкладывать деньги, курс доллара рос, никому не нужны были риски. В том же году я познакомился с партнером, который предложил скопировать западную модель ведения бизнеса по уходу за пожилыми людьми. Она выглядит следующим образом: кто-то создает фонд недвижимости, кто-то ей управляет, кто-то выступает в качестве оператора, которых в России нет. 

IMG_20210118_195853_706.jpg

Приведу пример. Человек берет грязную морковь, моет ее, и у него остаётся много морковной кожуры. Роспотребнадзор приходит и говорит, что ее надо утилизировать. Предприниматель понимает, что это дорого, и в итоге решает ее высушить, сделать сертификат и продать на птицефабрику. Так в куриных яйцах будут более яркие желтки, значит, их можно будет продать на 30 % дороже. Если у тебя есть и бизнес по мытью моркови, и птицефабрика, то ты в двойном плюсе. Так и с социальным бизнесом - это должна быть целая система с собственными пансионатами и патронажем. Хотя, так, наверное, в любом бизнесе.

Социальное предпринимательство пока не так серьезно распространено в России как за границей. Какие условия необходимы для его развития?

Сегодня государство преобладает в социальной сфере: школы, детские сады, вузы. Было бы честно отдать сертификат родителям, чтобы они выбрали, в какую школу идти их ребёнку - в частную или государственную.

Есть закон о том, что, если пожилой человек признан нуждающимся, он имеет право выбрать между частным и государственным домом престарелых с одним и тем же тарифом. Однако, такой выбор сейчас есть только в Москве и Санкт-Петербурге. Руководство Санкт-Петербурга собирается изменить процесс и перевести все на субсидии. На мой взгляд, для поддержки социального предпринимательства и нашей отрасли в частности, государство должно сделать единый тариф для государственных и частных домов престарелых, дать возможность всем игрокам рынка участвовать. Сегодня все распределяет, обслуживает, строит и проверяет одно и то же лицо. Это, на мой взгляд, неправильно.

Расскажите, есть ли конкуренция у социальных предпринимателей, которые работают в одной сфере?

Как выглядит сегодня рынок домов престарелых: есть один большой оператор - государство, есть несколько достаточно крупных игроков в том числе ОПЕКА, действующая в пяти регионах и обслуживающая 1000 человек, много мелких полупрофессиональных компаний и так называемый черный рынок. 

Наверное, важно разобраться, что можно назвать домом престарелых, какие услуги должны быть предоставлены? Например, есть много домов престарелых, которые находятся в коттеджах. Я не вижу ничего плохого в них. Какая разница, где ухаживать за пожилым человеком: в коттедже, в квартире, в гостинице, или в доме престарелых? Однако, для меня все же есть нюансы с точки зрения подхода. Когда арендуешь коттедж за 100 тысяч рублей в месяц и размещаешь там пожилых людей, то, скорее всего, это легкомысленный подход. Есть подход более серьезный, когда берешь здание площадью две тысячи квадратных метров, вкладываешь 40 млн рублей в ремонт, закупку специального оборудования, мебели и воспринимаешь это как инвестицию в высокие стандарты качества для работы в долгую.

Кстати замкнутая среда - еще один минус домов престарелых в арендованных коттеджах. У постояльцев нет людей извне, чтобы поговорить. Когда ты один на один с пожилым постояльцем, то это не очень хорошо. Тем не менее мы стремимся постоянно совершенствоваться, и сейчас наш фокус внимания направлен на стандартизацию услуг и выстраивание системы контроля качества. 

Сталкиваетесь ли вы и ваша команда с эмоциональным выгоранием? Как с этим справляетесь? 

Эмоциональное выгорание неизбежно, потому что нам приходится сталкиваться с тем, что наши постояльцы “уходят”. Мы вывели для себя правило, что фокусируемся на заботе о людях. У нас в штате каждого пансионата есть психолог, который работает и с родственниками, и с постояльцами, и с сотрудниками. Для себя я понимаю, что могу бороться с выгоранием с помощью большой увлеченности - мне нравится то, что я делаю.

Насколько важно признание для социального предпринимателя и людей, работающих в вашей сфере? В чем для вас оно выражается?

Если ты делаешь свою работу ради людей, то тебе не нужно признание, потому что отклик и благодарность ты видишь в самих людях. Например, человек не может сам помыться или у него что-то болит, ты помог ему. Обратная связь и является признанием, зачастую самым ценным.

IMG_20210118_195851_445.jpg

У меня есть несколько наград, но сейчас мне это не интересно. В целом особого удовольствия от этого я не получаю. Приятно, но не более того. 

Какие итоги работы за 12 лет существования Опеки вы можете подвести? И какие у вас планы на будущее?

Если подводить итоги, скажу, что мы доказали, что социальный бизнес, связанный с уходом за пожилыми людьми, можно построить как хорошее, слаженное и большое предприятие. То, что мы являемся лидером в России, показывает, что можно ставить амбициозные цели и их достигать. Да, это очень не просто. На социальном бизнесе точно можно зарабатывать.

Мы планируем вырасти в 10 раз. И это будут не только пансионаты и патронаж в разных городах, но и социальные помощники, продукты, доставка, умный дом (индивидуальная система наблюдения за подопечным и реагирование в экстренных случаях). С помощью датчиков или видеокамер в квартире, мы отслеживаем, что происходит с пожилым человеком, чтобы своевременно предпринять меры, если что-то пойдет не так. Будут и новые направления.

Сегодня не хватает предпринимателей, которые бы оказывали услуги для пожилых. Было бы здорово иметь возможность купить одежду для пожилых, специальную обувь или другие предметы обихода. Моя задача создать некий рынок. Так я повышаю свою экспертность и привлекаю людей в социальное предпринимательство, помогаю тем, что знаю. Рассказывая о специфике ухода за пожилыми людьми, мне бы хотелось влиять на большее количество людей. Я и двенадцать лет назад и сейчас вижу перспективы и устойчивые векторы для деятельности многих. Кроме того, мы создали благотворительную организацию, в которую мы привлекаем волонтеров. Наша задача показать, что старость может быть разной, может быть комфортной - все зависит только от вас. Уверен, что создавать продукты для пожилых людей - это правильно с точки зрения бизнеса и проявления внимания к нуждам этой группы людей.


Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia