logo
  • Facebook

18/12/2019

К чему приведет закон об оффшорах

photo_2019-12-17_17-45-15.jpg

В прошлом году в дополнение к нашумевшему закону о раскрытии бенефициаров на Британских Виргинских островах (БВО) был принят закон об «экономическом присутствии», который устанавливает новые требования для компаний и товариществ. Несмотря на то, что первый отчетный период начался уже этим летом, налоговая служба БВО только 9 октября выпустила правила о применении закона, тем самым дополнив выпущенный в апреле 2019 года кодекс (Draft Economic Substance Code). Перестанет ли БВО быть «оффшорной» юрисдикцией вместе с Realist Media разбиралась юрист Leon Family Office Дарья Коротыч.

Новые правила обяжут все компании БВО ежегодно в строго установленный срок отчитываться перед регистрационным агентом о том, налоговым резидентом какой страны она является и каким видом деятельности занимается. Требования распространяются абсолютно на все компании без исключения. В дополнение для компаний, которые вовлечены в один из видов деятельности (relevant activity), перечисленных законом, устанавливается обязанность отчитываться и подтверждать наличие «экономического присутствия», требования к которому также установлены в законе применимо к каждому конкретному виду деятельности.

В свою очередь регистрационный агент в течение полугода после окончания отчетного периода обязан сообщать сведения в соответствии с законом о раскрытии бенефициаров в налоговую службу. Самые строгие требования предъявляются компаниям, занимающимся деятельностью, связанной с интеллектуальной собственностью, а самые простые – для холдинговых компаний.

В последнее время часто поступают запросы клиентов с просьбой определить соответствие компании закону об «экономическом присутствии». Показательным является случай, когда материнская компания на БВО, держащая акции другой компании на островах, помимо этого занималась инвестиционной деятельностью через брокера и имела внушительный пакет портфельных инвестиций. Однако по итогам квалификации было определено, что данная компания не попадает ни под один вид деятельности, указанной в законе, и в своем отчете перед агентом обязана будет только аргументированно раскрыть, почему требования закона о «присутствии» на нее не распространяются.

photo_2019-12-17_17-45-42.jpg

Как получилось, что холдинговой компании, вовлеченной в инвестиционный бизнес, не нужно доказывать экономическое присутствие? Все просто: кодексом и правилами разъяснено, что под холдинговыми компаниями закон подразумевает только компании, которые не ведут никакую деятельность, кроме холдинговой. Что касается инвестиционной активности, разъяснения указывают на то, что компания подпадает под данный виде деятельности, только если занимается лицензированной инвестиционной деятельностью, например, брокерской.

Конечно, существует вероятность, что после первого отчетного периода налоговые органы БВО ужесточат и расширят критерии классификации того или иного вида деятельности. Однако стоит отметить, что формулировки, используемые в законе, являются результатом деятельности рабочей группы ЕС (EU Core Working Group), и маловероятно, что БВО изменит их значение в одностороннем порядке.

Что же ожидает тех, кто не успел ознакомиться с новым законом и разъяснениями и не подал соответствующий отчет агенту (либо подал несоответствующий действительности) и не предпринял все возможные усилия для становления «экономического присутствия»? За такое недобросовестное поведение законом предусматривается ряд штрафных санкций. Например, для физических лиц – штраф до $40 тыс. и лишение свободы до 2-х лет. В случае квалификации деяния в качестве более серьезного преступления – штраф до $75 тыс. или лишение свободы до пяти лет.

photo_2019-12-17_17-45-45.jpg

В своих интервью представители налоговой службы БВО утверждают, что будут относится достаточно лояльно к первому отчетному периоду, так как последние разъяснения к закону были приняты совсем недавно, и у компаний осталось не так много времени. Для всех компаний, учрежденных до 1 января 2019 года, первый отчетный период начался 30 июня 2019 года и заканчивается ровно через год, в то время как для компаний, учрежденных после 1 января 2019 года, отсчет начинается со дня инкорпорации. По желанию компания может сократить свой отчетный период.

Что делать, если компания не соответствует требованиям закона? Если нахождение на БВО является стратегическим, необходимо будет принять соответствующие меры уже до конца первого отчетного периода (в зависимости от вида деятельности), например, найти сотрудников и арендовать офис. Если местонахождение компании не является столь значимым, компанию можно редомицилировать (перевести компанию из одной офшорной юрисдикции в другую), например, на Кипр, сменить ее налоговое резидентство, например, на Джерси или Гернси, или вообще ликвидировать.

Однако в последних разъяснениях налоговая служба БВО подчеркивает, что ликвидация не освобождает компанию от обязанности соблюдать закон об «экономическом присутствии». Как сложится судебная практика в этом ключе, и будут ли требования распространяться только на отчеты агенту во время ликвидации или также на наличие самого «присутствия» пока неизвестно.

И вопросы, который должен задать себе каждый владелец «оффшорной компании» на БВО:

1. Подпадает ли компания под действие закона об «экономическом присутствии», а именно является ли компания налоговым резидентом Британских Виргинских островов? Если нет, есть ли доказательства, подтверждающие этот факт (налоговые сертификаты, выданные иным государством, документы, подтверждающие уплату налогов и т.д.).
2. Если да, то подпадает ли деятельность компании под один из видов деятельности, перечисленных в законе?
3. Если да, то соответствует ли «экономическое присутствие» компании на БВО тем, требованиям, которые устанавливает закон (наличие офиса, сотрудников, расходов, реального управления на БВО и т.д.)?
4. Если нет, что необходимо сделать для того, чтобы начать соответствовать закону?


Подписывайтесь на Telegram-канал @realistmedia